Название Патагонии дал Фердинанд Магеллан. Доподлинно неизвестно, откуда оно и что означает. Самая распространенная версия – «патагонцы» – это «большеногие люди». По-испански «пата» (pata) означает «ступня». Но непонятно, что означает вторая часть слова – «gon». Перевода не дает ни испанский, ни португальский, родной язык Магеллана.

В одной из версий упоминается мифическое существо с собачьей головой по имени Патагон, которое встречается в одном из испанских романов XVI века. Возможно, индейцы с раскрашенными лицами, одетые в шкуры гуанако, напомнили Магеллану это чудище.

В 2002 году в чилийском журнале «Estudios Filologicos» была опубликована статья, в которой автор высказывает совершенно новую версию. Якобы, слово Патагония происходит из ныне мертвого языка индейцев племени Яган (Ямана), населявших Огненную Землю во времена Магеллана. В лексиконе яганов было несколько слов, практически идентичных по звучанию со словом Патагония, которые означают простирающуюся вдаль территорию.

 

 

"Экспедиция" № 5 /май 2004, с. 86-91

путешествие, которого не было

В поисках Гранта. Часть I

(интернет-версия)

Геннадий Шандиков

Фото автора, Влад. Соловьёва, Веры Бурляй и др.

 

Скоро исполнится 140 лет с того дня, как герои приключенческого романа «Дети капитана Гранта» якобы отправились на поиски своего отца. На паровой яхте «Дункан» лорда Гленарвана Роберт и Мери вместе с натуралистом Жаком Паганелем и другими героями прошли воды Атлантического, Тихого и Индийского океанов, пересекли Южную Америку, побывали в Африке, Австралии и Новой Зеландии.

Первым делом путешественники отправились в Южную Америку, предполагая, что именно там потерпело крушение трехмачтовое судно «Британия», которым командовал капитан Грант. Автор романа Жюль Верн никогда не был в Южной Америке. Но смог описать ее с феноменальной точностью, лишь в некоторых случаях греша против истины. Давайте попробуем вслед за детьми капитана Гранта осуществить знаменитое кругосветное путешествие, которого никогда не было.

Огненная Земля

Всего через месяц после отплытия из Глазго, 25 сентября 1864 года, «Дункан» подошел к берегам Южной Америки.

«Жак Паганель боялся проглядеть хоть единый прибрежный уголок, хоть единую деталь пролива. Плыть предстояло около тридцати шести часов, а панорама берегов, залитых сверкающим южным солнцем, несомненно, заслуживала напряженного и восторженного созерцания. Вдоль северных берегов не видно было никаких жителей, только несколько туземцев бродило по обнаженным скалам Огненной Земли.

Паганель роптал на то, что ему не пришлось увидеть ни одного патагонца; его это сердило, а спутников забавляло.

– Патагония без патагонцев – это не Патагония, – раздраженно повторял он».

Патагонией называется территория площадью 777 тысяч квадратных метров, которая простирается от аргентинской реки Рио-Колорадо на юг южноамериканского континента. Ее открыл в 1520 году великий мореплаватель Фердинанд Магеллан. Его именем назван пролив, отделяющий американский континент от островов.

Войдя в Магелланов пролив, судно приблизилось к островам архипелага Тиерра-дэль-Фуэго, что в переводе с испанского означает «земля огня». Сотни лет назад аборигены, выходя в море, жгли сигнальные костры, которые и увидел Магеллан, подойдя к Патагонии. Отсюда и произошло название Огненная Земля. Самый большой остров архипелага носит одноименное название. Хотя у аргентинцев он известен под именем Исла-Гранде (что в переводе означает «большой остров»).

Индейцы племени Ямана тысячи лет населяли побережье многочисленных островов архипелага до самого южного острова Горн. Они занимались рыбной ловлей и охотой на морского зверя. В море индейцы выходили на лодках-каноэ, которые изготавливались из коры южноамериканского бука рода Notophagus, в изобилии произрастающего в здешних лесах. Высокие костры, поразившие первых европейских мореплавателей, индейцы жгли постоянно. И не только, когда выходили в море. Огонь был единственным средством, позволявшим аборигенам согреться в период ненастья и суровых антарктических ветров. Как утверждают, температура тела у этих индейцев была на один градус выше, чем у всех остальных людей планеты. Возможно поэтому они могли обходиться практически без одежды даже при 12-градусном морозе.

Кроме Ямана, на побережье обитало и другое племя рыболовов – Алькалуфы. Внутренние же территории острова были заселены индейцами-охотниками племени Она (Селькнам) и Уаш. Полутораметровый лук служил им орудием охоты на дальних родственников верблюдов – гуанако (Lama guanicoe). Мясо гуанако ели, а из шкур изготавливали одежду и обувь.

Мне, в отличие от пассажиров «Дункана», не довелось увидеть на Огненной Земле ни одного туземца. Последний потомок ямана умер в мае 1977 года. Большую часть его предков истребили колонизаторы, остальные умерли от болезней, завезенных европейцами. Но природа на островах, судя по всему, осталась почти такой же, как и во времена капитана Гранта. Все те же прозрачные озера. Те же холмы, поросшие вековыми лесами. Те же заснеженные горы и ледники.

Посередине Большого Острова теперь проходит граница между двумя странами. Западная часть острова принадлежит Чили, восточная – Аргентине.

Конец света
На пятьдесят третьей параллели южной широты находится самый южный на планете город Ушуайя – административный центр наиболее молодой аргентинской провинции Тиерра-дэль-Фуэго. Город-порт раскинулся на берегу глубоководной бухты канала Бигль, омывающего остров с юга. Впрочем, раскинулся – это сильно сказано. Городок можно обойти пешком. И все же за последние десятилетия город заметно вырос. Еще в 1970 году его население насчитывало не более пяти тысяч человек, теперь – превышает тридцать тысяч.

Ушуайя входит в свободную экономическую зону и развивается благодаря туризму. Любители рыбалки приезжают сюда даже из Европы специально для того, чтобы половить форель в горных озерах. Любителей активного отдыха влекут отличные горнолыжные трассы. Всего за 18 минут по скоростной канатной дороге можно подняться на вершину ледника Мартиаль и посмотреть сверху на город и его окрестности. А можно совершить двухчасовое путешествие на почти игрушечном туристическом поезде, ведомом крохотным паровозиком, и насладиться красивейшими пейзажами.

 Самая южная в мире железная дорога доставит пассажиров на станцию с пугающим названием “Fin del mundo”, или по-русски - «Конец света». Она находится прямо в Национальном парке «Тиерра-дэль-Фуэго», раскинувшемся на берегу залива Лапатайя. Меня там особенно поразили плотины и пруды, сооруженные бобрами (Castor canadensis). Печальное зрелище. У искусственных бобровых водоемов на десятки метров в окружности стоял черный мертвый лес, погибший из-за подтопления разлившимися водами запруженной речки. Канадских бобров привезли на Огненную Землю в 1946 году в надежде получить ценный мех. Эксперимент не удался: мех животных огрубел и утратил свои ценные качества. Но бобровая популяция настолько размножилась, что животные стали наносить существенный ущерб лесному хозяйству. Бобров там такое количество, что на них даже разрешена охота.

В целом же фауна островов довольна бедна. Из местных наземных млекопитающих здесь обитают не более десятка видов, среди которых гуанако, огненноземельская рыжая лисица (Pseudalopex culpaeus lycoides), несколько видов мелких грызунов и два вида летучих мышей. Завезенных в разное время на острова животных не намного больше. Кроме бобров здесь встречаются южноамериканская серая лисица (Pseudalopex griseus), благородный (Cervus elaphus) и северный (Rahgifer taradus) олени, американская норка (Mustela vison), ондатра (Ondatra zibethica), европейский кролик (Oryctolagus cuniculus) и дикие козы (Capra hircus). Зато птиц здесь около двухсот видов. Это примерно пятая часть всей аргентинской орнитофауны. А чтобы увидеть пингвинов, антарктических морских слонов (Mirounga leonina), южных котиков (Arctocephalus australis) и прочих тюленей, достаточно совершить морскую прогулку на любой из близлежащих островов. Ведь отсюда через пролив Дрейка прямая дорога к ледовому континенту.

 Аргентинцы называют Ушуайю не только «концом света», но и «воротами в Антарктику», куда летом Южного полушария, с декабря по март, отправляются десятки круизных пароходов. Во времена СССР у берегов Антарктики работали советские научно-исследовательские суда. Теперь, когда у российского государства денег на науку не хватает, крупные международные компании фрахтуют научные суда для туристических круизов. Среди путешественников нет ни россиян, ни аргентинцев. Зато канадские, японские, немецкие туристы в период антарктического лета устраивают настоящие паломничества на шестой континент.

Неподалеку от Ушуайи, на острове Эстадос, можно увидеть знаменитый «Маяк на краю земли», описанный тем же Жюлем Верном, но уже в другом романе. Сто с лишним лет назад маяк служил единственной путеводной звездой для кораблей, огибающих Южную Америку с юга. В 1997 году маяк реставрировали, и он снова в рабочем состоянии.

Переход через Чили
Обойдя через Магелланов пролив южную оконечность материка, «Дункан» вошел в Тихий океан, повернул на север и взял курс на чилийский порт Талькауано.

Южная часть тихоокеанского побережья Чили представляет собой сильно изрезанную береговую линию с множеством живописных фьордов и россыпью тысяч островов. Это своего рода чилийская Норвегия. На местных склонах пасутся стада гуанако. В долинах, поросших травами, бегают страусы – патагонские малые нанду (Pterocnemia pennata). На вершинах гор сверкают вечные ледники.

«Через неделю после того как яхта «Дункан» обогнула мыс Пилар, она на всех парах вошла в бухту Талькауано – великолепную гавань длиной в двенадцать и шириной в девять миль. Погода стояла дивная. Небо в этом краю с ноября по март – безоблачно, и вдоль берегов, защищенных Андами, неизменно дует южный ветер. Следуя приказанию Эдуарда Гленарвана, Джон Манглс вел яхту все время вблизи берегов архипелага Чилоэ и других бесчисленных обломков этой части Американского континента. Какие-нибудь остатки разбившегося судна, сломанные запасные реи, кусок дерева, обработанный человеческой рукой, могли навести «Дункан» на след крушения «Британии», но ничего не было заметно, и яхта, идя своим путем, бросила якорь в порту Талькауано спустя сорок два дня после того, как покинула темные воды залива Клайд».

 Сегодня Талькауано входит в провинцию Консепсьон и является крупнейшим портом Чили. Там расположена и главная военно-морская база страны. Еще до завоевания конкистадорами Талькауано, как и вся лежащая к югу от него территория Патагонии, принадлежал воинственным индейцам племени Мапуче. Индейцы оказывали ожесточенное сопротивление колонизаторам в течение почти пяти столетий. В 1860 году они даже создали свое собственное государство – Королевство Араукании и Патагонии, через которое поисковый отряд лорда Гленарвана и держал путь в Аргентину.

Как заявил с гордостью своим спутникам Жак Паганель, первым королем государства был его соотечественник – француз Орелий Антуан. Правда, к тому времени он уже два года находился в изгнании во Франции. Араукания, несмотря на подписанные с Чили и Аргентиной мирные договоры, все-таки потеряла свою независимость, став одноименной чилийской провинцией. Однако арауканская монархия существует и поныне. Наследник престола Принц Филип живет во Франции, но поддерживает тесные связи и со своими «подданными» индейцами Мапуче, проживающими на территории Чили и Аргентины, и с международными организациями.

С территории Королевства Араукания семеро путешественников добирались до Атлантики уже по суше, вдоль тридцать седьмой параллели. Им предстояло пересечь Кордильеры, лежащие в сейсмически активном поясе, в полосе потухших и действующих вулканов. Согласно древним верованиям Мапуче, вулканы – очаги божества по имени Пильян, отца всех людей. Извержение вулкана – знак того, что бог сердится. Индейцы не боялись вулканов, а уважали их. К подножию вулканов приносили пожертвования, прося исполнить желания.

 "Землетрясение! - крикнул Паганель"
«Он не ошибся. Это было одно из тех стихийных бедствий, которые свойственны гористой границе Чили как раз в этой местности, где в течение четырнадцати лет Копяапо был дважды уничтожен, а Сант-Яго разрушен четыре раза. Эта часть земного шара особенно подвержена действию подземного огня, а вулканы этой горной цепи, сравнительно недавнего происхождения, представляют собою недостаточные клапаны для беспрепятственного выхода подземных паров и газов».

В этих краях и сегодня случаются разрушительные землетрясения. Нередки одиночные толчки, которые местные жители называют «темблорес».

Когда я путешествовал по Чили, «темблорес» преследовали меня все десять дней пути от Сантьяго-де-Чили до самого северного города страны Арики. Первый толчок случился в небольшом прибрежном городке Винья-дель-Мар (что недалеко от крупного чилийского порта Вальпараисо), знаменитом своими музыкальными фестивалями. Землетрясение застало меня в супермаркете, когда я, стоя у кассы, уже был готов расплатиться за покупки. Раздался грохот, тут же отключился свет и зажглись лампочки аварийного освещения. В торговом зале с шумом развалились «пирамиды» из консервов. Я даже не успел сообразить, что же именно произошло. «Qué pasó?» («Что случилось?») – спросил я стоявшего рядом человека. «Aaa… fué un temblor» («Это был толчок»), – спокойно ответил он. Видимо, чилийцы давно привыкли к подобным катаклизмам и воспринимают их как должное.

Продолжение следует…
Пережив землетрясение, команда «Дункана» была готова продолжить спуск по восточному склону Анд. Впереди была самая северная часть аргентинской Патагонии, бескрайние степи провинций Ла-Пампа и Буэнос-Айрес. Именно там они ожидали встретить плененного индейцами капитана Гранта. Но произошло непредвиденное. Исчез Роберт Грант…

 

Другие статьи автора в журнале "Экспедиция":

В поисках Гранта. Часть II

Сага про гагу

Русский осётр и его родственники

Морской леопард - гроза Антарктиды

Про лисичку-сестричку

Сказ о сибирском кедре

Храм в Антарктиде

За ЗФИ земли нет - дальше только полюс

Что, если... сойдутся континенты?

Что, если ... на Земле исчезнут растения?

Что, если ... отменить трение?

Путевые заметки автора ...по Южной Америке:

Рассекая Бразилию...

По Боливии

По Перу

По Эквадору

 




Жюль Верн никогда не был в Южной Америке, но описал ее в своём замечательном романе "Дети капитана Гранта" с феноменальной точностью, лишь в некоторых случаях погрешив против истины.

Попробуем сегодня проследовать по тому же самому, вымышленному писателем южноамериканскому маршруту детей капитана Гранта, чтобы реально убедиться в чем был прав великий писатель, а в чем ошибался.